Loading...

/n3


- Думаешь, накроет?

- Сегодня или вообще? Вообще накроет. И сегодня накроет. В двадцать втором накрыло, потом в тридцать первом еще раз. А что, страшно, да?

- Страшно. Мне в двадцать втором восемь лет было. А в тридцать первом - на передержке обязательной.

В вашем положении сарказм определенно придает вам сексуальную харизму, да только хуй ваш болтается в поле за много километров отсюда. Так что попрошу без лишней бравады.

Говоривший замялся и уставился на ноги Лектора. Форма и очки управления были совсем не по размеру. Так теперь всем так выдают. Никто не разбирается. С виду лет девятнадцать. Может двадцать. До утра точно не доживет. Прошлых три физических не доживали. Как и призраки с академии, впрочем, тоже. Физические, кстати, гораздо лучше были подготовлены. Cтранно, что технарей мало, хотя толку ... Зато призраков не жалко… Не пьешь после в ночь… Лектор закурил и проверил свой бортовой на предплечье. Попытался вызвать артиллерийскую поддержку, несколько летунов или хотя бы посмотреть порно, но не пробился сквозь виртуальное пространство плохой связи и рекламной чепухи.

- Как тебя зовут, напомни?

- Леша. То есть рядовой информационно-тактической пехоты, Алексей Тирионович Стрелкин, позывной – ‘Карлик’. Извините, что сразу не по форме.

- Слушай, рядовой Карлик. В двадцать втором нас тут неподалеку прижали черти, я сам щеглом ходил еще. Cлучайно попал. То ли на спор, то ли убегал от кого. Правда посередине где-то. Как оно блядь всегда и везде у нас, – Лектор в первый раз за дежурство улыбнулся, – Я грокнул конторку одну до этого, дурной был. Люди нормальные оценили, а конторка даже награду объявила в подсетях. Не оценила в общем. Да и ладно, я бы и сейчас так же сделал. А тут вот как раз исламские купола раздавали по какому-то поводу. Они к трактористам. Слово за слово, Аллах как оказалось и водку пьет и коммунистом отродясь был. Ленина приплели даже особо умелые. Ну и, как назло, тут пятерка им подсуетила бету свою. Они в расход сразу половину региона. Нас сразу бросили разбираться. Стоим как раз – инженерный настроили ну, и кто чем сразу как водится. Кто бабе хуй слать, кто в казино локальное местных царьков обьебывать по прокси. Один чудак к ЛЕП каким-то хуем коммутацию завел – и давай копать кредиты. Даже что-то и накопал, только потратить уже не успел. Тут же оборот вне рынка, черный абсолютно. Многие и поэтому шли. Ну не суть. Там нас на третью ночь призраки и вскрыли. Первое боевое применение. Почти всех сложили. Я оборудки своей прихватил, балтийской. У меня был режим настроен – я быстро с серверов всех сьебался, и в белый шум. А демоны эти тогда только так пеленговали. Бета версия все-таки. Так и ушел. По канавам и по пизженным кабелям c неделю в родину нашу православную полз. Тогда страшно было. А еще страшнее, как к награде приставили. Сейчас тоже страшно, но не так.

- А зачем опять тут?

- Свои у меня мотивы и хер бы с ними. Глянь слева. Видишь? – Лектор переменился в лице. Дал Алексею Тирионовичу короткий позывной, поднял винтовку и замер.

- Ну вот и все.

- Не паникуй. Держи периметр. Я запрос отправил – сейчас помогут.

Про запрос Лектор соврал. Метрах в ста левее пошла рябь. Значит сейчас начнется. Легкий щелчок. Лектор даже не заметил, как убило Терионовича. Он был даже не уверен, что его убило. Определенно это был новый стек. Только вот откуда? Сам он был жив. Определять жив ты или мертв было его третьим талантом после занудства и генетического чутья к фальсифицированным алкогольным напиткам. Тишина и темнота не пугали. Сейчас он переключится в базовый режим и отпустит. Пугало то, что он переключился и не отпустило. Значит точно что-то новое. Но нового ничего нет. Во всяком случае он так думал. Пришла боль. Самая сладкая за всю его жизнь. Значит точно что-то новое и значит точно пока живой.

- Владимир Александрович, добрый день. Чудом удалось вас спасти. Абсолютное чудо. Есть несколько новостей традиционно. С какой изволите начать?

- Добрый день. С кем имею честь беседовать? – все еще темно. Или это сделано специально или это очень скучная предсмертная галлюцинация.

- Дмитрий Борисович. По-моему, так его звали. И не очень ясно есть ли в этом та честь, которую вы имеете в виду. Картинка сейчас появится, не переживайте. Так вот. Начну с хорошего, наверное. В каком-то смысле мы вас спасли. Не по своей воле. Не по своей. Так сложились обстоятельства. Можно сказать родина в очередной раз попросила о помощи. Но в этот раз, сначала что-то вам дала, а потом уже просит ответную услугу. Иронично не правда ли? Так-то мы бы вряд ли вас выбрали. На примете вы всегда были. Но примета такая у вас… Как бы сказать так. Не про наши государственный цели, а скорее про ваши, исконно духовные.

- А вы любитель поболтать Дмитрий Борисович. – картинка вернулась очень резко. В каком-то смысле это даже было больно. Сразу понятно, что этот разговор инициировали не правительство и не армия. Cлишком большое количество деталей.

Его детская комната. Практически идентично протертые обои. Такой же мерзкий запах. Такие же рваные простыни.

Даже интересно какая шлюха так удачно и обширно это все себе своровала. В дорогих борделях он не был давно, в цифровых никогда, а про местный думать такое было смешно.

Это не была пятерка. Те всегда соблюдали абсолютную, корпоративную скуку. Даже в особых случаях. Это были люди лично заинтересованные.

Он лежал на кровати, собеседник расположился напротив в кресле, явно взятым не из его воспоминаний. Какая изысканная издевка, учитывая его особое презрение к психологии в целом и всяческой гештальт пиздобратии в частности. Он представлял из себя плохо выбритого хиппи с пирсингом, но в нарочито дорогом костюме и кедах. Образ, как и имя, взят из определенных музыкальных предпочтений. Их украсть было совершенно плевым делом. Было очевидно, что человек в аватаре совершенно не знал кто это и зачем, но дизайнеры отработали сполна. Ну и на том им человеческое спасибо.

- Как и вы. Как и вы. Но есть и неприятные известия. Бренный ваш сосуд, Владимир Александрович, мы не нашли. По правде и не искали. Опять же в силу совершенно новых обстоятельств, никак не связанных пока что, с вашей православной задачей. Надеюсь, вы не были к нему сильно привязаны.

Тут Дмитрий Борисович лукавил. Тело точно искали. И искали очень усиленно. Что бы там не случилось, технологий позволяющих обеспечивать такого уровня виртуал без определенного процента живых нейронов, еще не было. Его система продержится для этого еще дня три не больше. Значит там действительно было что-то новое даже для таких обеспеченных людей как его собеседник, ну или кто там стоит за ним.

- А почему, Дмитрий Борисович? Я не убил ни одного мента, если понимаете контекст. И даже ни разу не пришел.

- Владимир, не в вашем положении. В вашем положении сарказм определенно придает вам сексуальную харизму, да только хуй ваш болтается в поле за много километров отсюда. Так что попрошу без лишней бравады. Давайте к делу.

А что будет дальше?