Loading...

/n10


Здание главного театра было продезинфицировано и украшено, знаменитым старым напыщенным, нарочито дорогим и впоследствии безвкусным стилем. Дорога к нему расчищена, словно первый снег перед домом власть имущего. Оттого Затхлый ver.1.1 дико скучал и время от времени глубокомысленно закатывал глаза и противно сопел.

У нее не хватало зубов, она плохо пахла дешевых алкоголем, была хамовата и говорлива. Его охватил абсолютный ужас. И абсолютный стыд.

Ему было очень неприятно новое тело да и, сказать честно, новая роль. Сама его сущность когда-то была целиком эстетична и возвышена. Ему было абсолютно противно все это. Он понимал все угрозы и целиком логичную рабочую потребность. Но все же. Это географическое и социальное пространство, воспринималось как предустановленная и необходимая мерзость, вроде той когда тебе надо прочистить забившуюся сантехнику.

Может лет 20 назад он постарался бы найти какой то лоск в этом благолепии и напыщенности нищетой и глупостью, увидеть там вызов устоявшимся парадигмам, особую стоическую красоту и прочие прекрасные в своей смысловой пустоте понятия. Но сейчас точно он этого не видел.

Он находил сходство этой ситуации - со своей первой проституткой в рамках фамильной инициации. Ее оплатил отец - человек прогрессивных, но тем не менее очень грубых взглядов. Она делала свое дело в подпространстве и наверное стоила на то время, целого корабля настоящих шлюх из пота, влагалищ и грудей. Внушительная команда дорогих и ответственных профессионалов своего дела калибровали ее с учетом особенности психики, полного анализа маструбаций, мозговых волн во время поллюций и конечно же истории виртуальных приключений. Процесс наблюдали и корректировали, как будто это был запуск шаттла к другой планете. Человек следил за голосом и вздохами, второй вносил правки в мимику, третий управлял вбросами дополнительного допамина и так далее. Если бы он в тот раз кончил, то наверняка команда бы повскакивала с радостными криками. Они начали бы обниматься и открывать бутылки шампанского. Аполлон - 13 состыковался. Вы хорошо послужили государству братья и оно вас никогда не забудет. От этих мыслей Затхлый ver.1.1 первый раз за долгое время улыбнутся.

Но что-то явно пошло не так. Удивительная и тщательно продуманная нимфа мутировала в самый ответственный момент в объективную реальность. Теперь это была очень пышная дама, возраста за 50. У нее не хватало зубов, она плохо пахла дешевых алкоголем, была хамовата и говорлива. Его охватил абсолютный ужас. И абсолютный стыд. Он представил как в центре управления все кричали, курили одну за одной сигареты и старались исправить ситуацию. И конечно все это видели.

На шлюшную отладку ушло минут 8 фактического времени и бесконечность его юношества. Возможно это было частью плана отца, возможно кто-то плохо выставил защиту и привлек внимание скучающих. В любом случае эта эмоция детства удивительно коррелировала с текущим моментом. Правда ужаса уже не было, да и стыд для сущности приобрел новые формы и ступени. Но наверное и на этих ступенях, он был вправе назвать его по своему абсолютным.

Кортеж подъехал и настало время выходить в первый раз к удивительной абстракции - гордо именуемой народом. Специально отобранная старушка, сразу же материализовалась перед ним на коленях и начала громко объявлять ему с одной стороны всяческую хвальбу а с другой незаметно просить о разнообразных благах. Ее взгляд пылал покорностью, жадностью и огромным потенциалом ненависти к себе подобным. Трансляция шла на каждую инфоикону и устройство по всей Богоизбранной территории. Все таки первый выход.

Какой же уебок! - подумал Затхлый ver.1.1 о предыдущем хозяине тела.

В зале собрался по случаю, весь цвет истеблишмента и наиболее прогрессивная интеллектуальная прослойка общества. Когда он вошел, масса взорвалась стоячей оваций. Еще один пошлый анахронизм, к которому теперь надо привыкать.

Этикет мероприятия обязывал Затхлому ver.1.1 находиться в компании законной супруги. Законную супругу предыдущего поспешно вытащили из безвременного отпуска, отсканировали и отправили в монастырь на повинность. Теперь его сопровождала безупречно запрограммированная кукла. Одной проблемой меньше.

Постановка была до известной степени интерактивной и обязательной к просмотру. Зрители территории имели возможность голосовать за те или иные сюжетные ходы, конечно же за tokens и кончено же не меняя идеологической сути.

Массивные красные шторы из бархата нежности лобковых волос первой любви, почтительно раздвинулись и выплюнули конферансье. Он обладал элегантной выверенной до пикселя бритостью головы, наряжен в сюртук военного покроя, одновременно хамоват для зрителей и льстив для сословий выше. Одним словом - дока своего дела. После дежурных шуток и толики пафоса на подмостках появился протоиерей. Он говорил путанно и без огонька. Население проголосовало монетой за пропуск необязательной части молитв.

Тут же заструились аккуратными змейками дети. Они тоже были ряжены в военные сюртуки, но более нежных цветовых гамм. Дети пели под бравурную мелодию серьезную и мотивирующую песню. О Боге, хлебе и войне. Зрителям это видимо понравилось, потому поток милитаристской юности, какое - то время не иссякал.

За ними, и все еще в рамках аперитива для основных блюд, выпорхнула женщина в идеально подобранном к шторам платье. Она пела тоскливую песню о обязанностях и желаниях. Эти двое абстракций то противопоставлялись друг другу, то откровенно враждовали, то выступали единым крепким фронтом.

Затхлый ver.1.1 неожиданно заметил рассинхрон в ее и пении и словах. Через секунду звук совсем пропал. Женщина продолжала неистово открывать рот. Шторы начали поспешно смыкаться, но она кажется ничего и не заметила. А потом резко обмякла и упала. Микрофон невыносимо зафонил, трансляция на территории прервалась выпуском новостей, шторы наконец-то схлопнулись. Затхлый ver.1.1 велел загерметизировать свою ложу и отпустил охранников. Он закрыл глаза и несколько минут неподвижно сидел.

- Миша ну нельзя же так терять контроль над ситуацией. Я понимаю аутентичность, адаптация. Но сейчас не те условия, нет у нас на это времени. Человек от предыдущего, как ты метко подметил уебана, там наворотил уже. -
Голос был дружелюбный, но строгий.

- Простите. В течении суток разберемся.

- У нас нет суток, Миша. Шесть - семь часов максимум.

Затхлый ver.1.1 вскочил с кресла и проблевался в бархатное нутро зала. Начальник был встревожен. Теперь и давно забытое, чувство ужаса, cтало абсолютным. Возможно это был тот редкий шанс - опять стать настоящим мальчиком. Сущность вытерла новое лицо и быстро поспешила к выходу.

А что было Раньше?