Loading...

/n1


- Коленька опять барахлит. Ты заносил Ринату Олеговичу в прошлую пятницу?
- Я заходил. Он опять говорит бесовское.
- Так а делать что? Свиньи помрут скоро. Ему хорошо, он на балтийских сидит, блядь такая.
- Вручную сделаем – как до чуда.
- А умнадзор елдой по щекам кому водить будет? Тебе или Ринату?
- Да ладно тебе. Уже третий раз за год. Как-то будет. Бот сказал - временное. И прибыль под праздник будет. За неудобства. В рассылке правды читала.

Алевтина испытывала новый автокомбайн, но ELCIN-5 подлой диверсией перехватили ненадолго святой сервер и направили его в обрыв. Отец умер тихо, когда пытался залатать оптокабеля под сараем.

Для пущей убедительности Настасья достала с полочки старый телефон, сказала пароль и показала треснувший экран Кириллу.

‘Aislav2034novost: temporary CALLCPG fail due to network restrictions for current region. Prosim proscenia. Region 12034-58 nachislen 135 zhartokens do 07.12. Mechta yze zbulas.’

Кирилл ничего не ответил. Прошлый раз прибыль не дошла. Или не доехала. С февраля он не видел ни одной автоповозки. Настасья подошла к окну и деловито начала протирать его от пыли и мертвых мух. Перекрестила висящий в углу планшет и уверенным движением сменила Иисуса на преподобную Алевтину Григорьевну.

Экран на мгновенье завис, выплюнул три секунду белого шума, но в итоге снова заработал. Алевтина Григорьевна негласно считалась цифровой покровительницей посевной. Кому еще молиться, как не ей. Говорят, в бытность министра Агро инноваций она лично написала новый алгоритм надоев. Настасья тогда была еще маленькая и плохо помнит, но отец говорил, что зажили после этого они совсем по-другому.

Отец запомнился ей очень правильным и современным человеком. Хоть и погиб по иронии в один день с Алевтиной. Только не так героически. Алевтина испытывала новый автокомбайн, но ELCIN-5 подлой диверсией перехватили ненадолго святой сервер и направили его в обрыв. Отец умер тихо, когда пытался залатать оптокабеля под сараем.

Она помнит, как медленно в грязи шла похоронная процессия. Негромкое бормотания преподобного Елисея и мерный, успокаивающий звук его электросамоката. Ринат Олегович тогда сказал короткую, но уважительную речь и вручил ей накопитель с цифровой копией отца. Тогда это была большая честь и редкость. Обещали, что с ней можно говорить хоть каждый день. Но в реальности работала она скверно и непонятно. Хоть может быть в цифровом раю действительно так говорят.

Ей очень захотелось поговорить с отцом. Спросить, все ли будет хорошо и правильно ли они живут. Последний инфорез убеждал в том, что все очень хорошо и живут они очень правильно, но это было все же немного не то.

Программа в этот раз запускалась дольше обычного. Кирилл пошел к свиньям. Алешка копошился в углу с поломанной моделью старого пассажирского самолета.

Алешке было уже три года. Родился он в неподходящий момент, но жил гораздо лучше своих сверстников односельчан. Его, во-первых, ненавидели, во-вторых, у него с рождение был достаточно высокий для региона социальный П1Тrate. Во многом благодаря деду, что погиб за коровником героически выполняя внутренний императив по починке кабеля. Второй же был гражданин молчаливый и даже мистический, в определенном, позитивно-прогрессивном смысле этого слова. Был местным инженером по обновлению и проблемным инновациям. В основных 17 региональных обязательных торжествах участвовал нехотя. Говорят, имел иностранную технику и учетную запись, а может быть даже гражданство нескольких метастран. Незадолго до осенней серверной он пропал. От него остался запах табака, должность, которую он передал сыну и резкое изменение П1Тrate у Алешки.

Настасья прикинула сколько осталось средств до следующий прибыли. В форточку залетели две мухи. Закололо в груди. Мухи сделали несколько размашистых кругов и разделились. Одна принялась кусать Настасью, вторая зачем-то билась об образ святой Алевтины. По нему несколько раз пошли помехи. Отогнать их было сложно. Один раз даже показалось что рука прошла сквозь одну. Устав от этого не богоугодного занятия, Настасья решилась поговорить с отцом. Все-таки обещали прибыль за неудобства. Окно разговора загружалось. Мухи продолжали безобразничать. Но что с них взять? Не люди.

- Привет {{% dochka.name %}}
- Привет папа. Как ты там?
- У меня все хорошо.
- У нас тоже. Только Коленьку опять отключили. Ты не знаешь, это надолго?
- Говорят год будет урожайным.
- Как там мама?
-{{% mother.name %}} передает привет. {{% if user.token.cumsum() < 500 %}} Кстати советую посмотреть на xxxденьгдолг.io {{% endif % }}. Ну все мне пора. Устал что – то.
- Подожди. Поговори еще немного со мной.
- Папа?

infobot: 0.1 tokens charged
infobot: 0.1 tokens charged
infobot: 0.1 tokens charged
infobot: 0.1 tokens charged
infobot: 0.1 tokens charged

Настасья судорожно попыталась закрыть окно разговора.

infobot: 0.3 tokens charged
infobot: 0.5 tokens charged

Наконец ей это удалось. Вот и вся прибыль за неудобства. Экран показал короткий рекламный ролик и выключился. Нереалистично красивый и добрый мужчина с аккуратно подстриженной бородой, в стильных очках и с дорогим табакокурителем кратко, но доходчиво объяснил суть последнего указа от gov_ver34. Ему хотелось верить. Настасья никогда не пропускала эти ролики. И даже не потому, что не хотелось платить за их пропуск. В нем было спокойствие и надежда. Надежда и уверенность. Уверенность и забота. Забота и спокойствие.

Мухи наконец-то вылетели прочь. Через некоторое время со двора послышался сильный шум. Алешка перекрестился и заплакал.

А что будет дальше?